Центр силы. Почему Казахстан может выиграть у России борьбу за денежные потоки

Фото Shamil Zhumatov / Reuters

Ужесточение регулирования и ограниченный функционал «внутренних офшоров» в Калининградской области и Приморском крае может заставить инвесторов, выталкиваемых из России и Лондона, перевести капиталы в международный финансовый центр «Астана»

Сторонний наблюдатель за действиями российских властей в финансовом секторе в последние годы может отметить очень грустную тенденцию. В 2005–2006 годах разработчики отечественных стратегических документов в области развития финансовых рынков вольно или невольно свысока оглядывались на Китай, уже крупную экономику, но тогда еще с непропорционально маленькой финансовой индустрией.

При этом предполагалось, что российский финансовый рынок может и должен быть крупнее и эффективнее китайского. Но именно в этот момент случился резкий рост китайских финансовых рынков, основанный на снятии ограничений для внутренних розничных и иностранных институциональных инвесторов. Из глобального кризиса финансовый сектор КНР вышел еще более сильным, став фактически одним из мировых лидеров, тогда как отечественный рынок от него уже катастрофически отстал.

Борьба за инвесторов

Нет ничего удивительного в том, что более сильные национальные рынки притягивают инвесторов, реципиентов инвестиций и финансовые организации из сопредельных и отдаленных стран, становясь для «периферии» финансовым рынком, вынесенным за границы ее юрисдикции. Финансовые операции перетекают в более комфортную среду, обеспечивая более высокую эффективность для всех участников.

Поэтому на следующем этапе «стратегического планирования развития» финансового рынка было решено строить в России международный финансовый центр (МФЦ), который стал бы крупнейшим в Восточной Европе и СНГ. В качестве заведомо более слабого конкурента тогда рассматривалась разве что Варшава.

Но в 2016 году правительство без каких-либо объяснений отменило распоряжение о создании МФЦ в России. А Варшава тем временем стала центром притяжения капиталов в Восточной Европе, в том числе российских (в значительной мере благодаря развитию внутренних пенсионных институтов, создавших «якорь» для внешних инвестиций).

Во многом из-за непродуманных и несистемных действий регуляторов у российских инвесторов и потребителей финансовых услуг сформировалась устойчивая привычка использовать зарубежные юрисдикции и финансовые рынки для удовлетворения своих потребностей. Появился даже термин «аутсорсинг финансовых услуг» по отношению ко всему народному хозяйству России.

К сожалению, проект «Основные направления развития финансового рынка Российской Федерации на период 2019-2021 годов», опубликованный в начале июня, заставляет говорить о продолжающемся печальном тренде деградации, в частности, связанном с выдавливанием мелких и средних инвесторов за пределы российской юрисдикции.

Восточная альтернатива

В этом контексте проект международного финансового центра «Астана», инаугурация которого прошла в столице Казахстана 5 июля, может оказаться исключительно полезным для российских инвесторов, реципиентов инвестиций и иных потребителей финансовых услуг.

В условиях напряженной конкуренции между финансовыми центрами, помимо характеристик МФЦ традиционного типа (Нью-Йорк, Лондон, Франкфурт, Париж, Токио), опирающихся главным образом на национальный рынок, и «офшорных» МФЦ (Гонконг, Сингапур, Дубай), которые используют самые разные приемы, не сводимые только к налоговым послаблениям, в Астане, похоже, во главу угла будут поставлены элементы принципиально новой модели.

Речь идет об «инновационном» МФЦ, который специализируется на новых финансовых технологиях и продуктах. Спрос на финансовые инновации сегодня большой, и вполне логично, что вновь создаваемый МФЦ будет опираться в том числе и на развитие этих аспектов функционирования финансового сектора.

Но для успеха проекта МФЦ «Астана» необходим также «якорный» внутренний спрос на финансовые услуги. Его размер в Казахстане в настоящее время относительно невелик. В условиях стагнации российского финансового сектора, судя по всему, частично восполнить дефицит спроса со стороны казахстанских клиентов смогут их российские коллеги.

Дело в том, что выталкиваемые из России некрупные инвесторы не обладают таким объемом капитала, который позволил бы им с приемлемым уровнем издержек использовать услуги традиционных глобальных финансовых центров, а также привычных офшорных зон, где российские капиталы в последнее время вызывают тотальное подозрение. Такие инвесторы, разумеется, не переведут свои средства в Лондон, но зато смогут составить заметную часть спроса на услуги МФЦ «Астана».

Конкурентное преимущество

В первую очередь окажутся востребованными продукты, спрос на которые не удовлетворяется на внутреннем российском рынке вследствие неэффективного регулирования. В качестве примеров таких продуктов следует указать:

— инструменты, обеспечивающие возможность «упаковать» самые разные активы для продажи широким категориям инвесторов;

— обеспечение полноценного доступа к торгам российским инвесторам, которые сталкиваются с ограничениями в российской юрисдикции;

— формирование компенсационных фондов, устраняющих нерыночные риски посредников.

Кроме таких продуктов возможно развитие в Астане новых услуг с ориентацией в первую очередь на российских потребителей, в том числе:

— развитие возможностей для инвестиций в другие страны ЕАЭС/СНГ, включая формирование индустрии управления диверсифицированными портфелями, внедрение евроазиатских депозитарных расписок;

— создание режима максимального благоприятствования для наследования активов и функционирования эндаумент-фондов.

Российские власти полагают, что достойным ответом на эти вызовы служат проекты создания «внутренних офшоров» в Калининградской области и Приморском крае. Однако это не так, потому что эти проекты ограничены функционалом свободной финансовой зоны, который в МФЦ «Астана» используется в качестве фундамента, на котором строится полноценный финансовый центр.

Финансовый протекционизм технологически обречен. Барьеры для трансграничного перетока финансовых услуг и так были невысоки, но с каждым годом становятся все ниже. В этой связи остается надеяться, что успешное развитие в МФЦ «Астана» продуктов, ориентированных на российских потребителей, рано или поздно окажет оздоравливающий эффект и для развития российского финансового сектора. Это произойдет тогда, когда российские стратеги и регуляторы убедятся, что теряют значительную часть национального рынка исключительно по причине своей близорукости и негибкости.

Источник

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: